2a9c932b     

Константинов Андрей - Дело О Дуэли На Рассвете



detective Андрей Константинов Дело о дуэли на рассвете Не перевелись еще мужчины, готовые стреляться ради любимой женщины. Претенденты на сердце сотрудницы Агентства Марины Агеевой решили устроить дуэль, чтобы выяснить, кто достоин ее любви. Но дело осложняется тем, что один из соперников — опасный рецидивист и маньяк…
Эту и другие не менее увлекательные истории из жизни Агентства, рассказанные его сотрудниками, вы прочтете в сборнике «Дело о дуэли на рассвете».
ru ru Fiction Book Designer 28.07.2005 http://www.LitPortal.Ru OCR & spellcheck tymond FBD-49EHRXK4-JNJ8-RRK3-2M37-KENITSA6FXME 1.01 V 1.0 Convert to FB2
Андрей Константинов
Дело о дуэли на рассвете
(Агентство «Золотая Пуля» — 3)
ПРЕДИСЛОВИЕ
Перед вами — третья книга из цикла "Агентство «Золотая пуля». После успеха первых двух книг мы убедились: читатели ждут продолжения! И оно последовало.
Напомним: в этой книге, как и в предыдущих, все от начала до конца — вымысел. Герои книги — сотрудники петербургского агентства «Золотая пуля». Возглавляет «Золотую пулю» Андрей Обнорский, герой известных романов Андрея Константинова.
Книга состоит из новелл, рассказываемых от имени разных журналистов Агентства. Среди других персонажей книги — бизнесмены, братва, сотрудники милиции и спецслужб, олигархи и политики… Если кто-то из них покажется вам узнаваемым — что ж, возможно, вы и правы.
А возможно, и нет. Авторы всегда готовы, как говорится, ответить за свой «базар».
ДЕЛО О НЕСПРАВЕДЛИВОМ ПРИГОВОРЕ
Рассказывает Анна Лукошкина"32 года. Закончила юридический факультет ЛГУ. Работала судьей в районных судах Санкт-Петербурга.
Член Городской коллегии адвокатов.
Представляет Агентство в качестве адвоката на судебных процессах.
В Агентстве также отвечает за «юридическую чистоту» публикуемых материалов.
Разведена. Воспитывает сына".
Из служебной характеристики
1«Телесные повреждения, полученные коммерсантом, оказались несовместимыми с этой жизнью». Я еще раз прочитала эту фразу и, усмехнувшись, поняла, что меня смутило.

В Агентстве собственно журналистов и филологов было не так чтобы много, поэтому отдельные индивидуумы с техническим образованием, ныне промышлявшие журналистикой, нередко сочиняли подобные перлы. Хмыкнув еще раз, я подумала, что на месте автора написала бы: «Телесные повреждения оказались несовместимыми с ТАКОЙ жизнью».
Впрочем, с той жизнью, которую мы имеем последние несколько лет, мало что можно совместить…
Я с тоской посмотрела на кипу текстов, которые в срочном порядке нужно было вычитать. Вот всегда так. Я неделями, как бедная родственница, клеюсь к расследователям и репортерам, чтобы они отдали мне свои шедевры, прежде чем те пойдут в номер «Явки с повинной» или в очередной бестселлер типа «Очерков коррумпированного Петербурга».

Творцы отмахиваются от меня, многозначительно давая понять, что журналистика — это не моя занудная юриспруденция, здесь нужно работать с чувством, с толком, с расстановкой. Это у вас, адвокатов, говорят они мне, можно рот закрыть — и рабочий день закончен, а место убрано.

У них же материи посерьезнее, требующие сосредоточения мыслительных усилий, благоприятного расположения звезд и вовремя выданной зарплаты. А потом, когда время сдачи поджимает, меня забрасывают текстами, как аллеи листьями в Летнем саду осенней порой. Правда, спустя почти год моей работы в Агентстве в качестве человека, «оказывающего юридическую поддержку», а проще говоря — буфера на пути истцов, возмутившихся материалами наших журналистов, ребята усвоили многи



Назад