2a9c932b     

Константинов Андрей - Бандитский Петербург 08



БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ - 8
Андрей КОНСТАНТИНОВ Александр НОВИКОВ
УЛЬТИМАТУМ ГУБЕРНАТОРУ ПЕТЕРБУРГА
Все - или почти все - события и персонажи в этой истории являются выдумкой. Всякое возможное сходство - случайно.
Авторы
Российским предвыборным кампаниям посвящается
Авторское предисловие
Книга, которую Вы, Уважаемый Читатель, держите в руках, задумывалась как книга-предостережение. Мы закончили работу над ней в августе 1999 года и не предполагали, что она окажется еще и в некотором смысле пророческой, потому что уже в сентябре всем нам пришлось столкнуться с самым настоящим БОЛЬШИМ ТЕРРОРОМ. Авторы не ставили перед собой целью проанализировать истоки и корни этого явления.
Мы писали художественное произведение, в центре которого самые обычные люди, их сложные, порой искалеченные судьбы. Почти каждый из нас может вольно или невольно оказаться на месте наших героев. Такова сегодняшняя действительность.
Что же касается аналогий с реально произошедшими в Петербурге событиями... Наверное, эта книга будет особенно интересна тем из наших Читателей, которые умеют читать между строк.

Безусловно, мы использовали при написании книги реальные факты, с которыми сталкивалось реальное Агентство Журналистских Расследований. Однако? в результате получилось все-таки художественное, а не документальное произведение.
Никого не выделяя специально, мы бы хотели поблагодарить всех, кто помогал нам в работе над книгой, в том числе и не доживших до ее опубликования.
Андрей Константинов Александр Новиков Октябрь, 1999 г.
Сексуальная одержимость и социальный оптимизм, Хорошие эпиграфы из вилланделей, сонетов, канцон, Полудетективный сюжет, именуемый - жизнь. ...Пришлите мне эту книгу со счастливым концом!
Бродский. Книга
ПРОЛОГ
Он повернул налево и сразу оказался будто бы в другом городе. Шумный, ярко освещенный, людный даже в это позднее время Невский проспект остался за спиной. А здесь, в переулке, было пустынно, темновато, мела поземка и скользили ноги по гололеду.

Незаметно Николая охватило чувство тревоги. Впрочем, чувство это возникло гораздо раньше. Николай Повзло жил с нехорошим предчувствием беды уже неделю, с того самого дня, как неизвестные преступники расстреляли в подъезде депутата Государственной Думы Галину Старухину.
Итак, поздним вечером 28 ноября девяносто восьмого года Николай Повзло шел по Санкт-Петербургу - "криминальной столице России". Именно так величали Питер московские средства массовой информации. Истерия нарастала.

Город жил в состоянии недоумения, напряженности, тревоги...
Николай шел на встречу с человеком, который, возможно, прольет свет на историю убийства Старухиной. Часы показывали двадцать три ноль-ноль. Он опаздывал.
На противоположном конце переулка человек, назначивший эту встречу, тоже посмотрел на часы. И что-то недовольно прошептал себе под нос. На прошлой встрече он попытался объяснить журналисту, что точное выполнение инструкций - залог безопасности.

Журналист согласился, но, видимо, так до конца и не осознал, по краю какой пропасти он идет.
Игорь внимательно осмотрелся и пошел к ярко освещенной кабине телефона-автомата.
Да, видно, не осознал журналист. Хотя работает в серьезной конторе. А ты, ты - профессионал, давно ли осознал всю степень опасности?

Тебе с твоим опытом сам Бог велел... Нет, и я оказался лохом. Попался, как фраер...

Игорь Шалимов выплюнул окурок на покрытый ледком асфальт. Ветер мгновенно подхватил его, завертел и унес вдоль улицы на длинном снежном шлейфе... Нет, и я ничего не осознал.



Назад