2a9c932b     

Константинов Андрей - Бандитский Петербург 03



БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ – 3
Андрей КОНСТАНТИНОВ
ЖУРНАЛИСТ
(ЖУРНАЛИСТ – 1)
От автора
Я посвящаю эту книгу всем советским военным и гражданским советникам, специалистам и переводчикам, в разное время работавшим во многих странах мира, - живым и мертвым, тем, кто смог вернуться и найти свою дорогу в жизни, и тем, кому на это не хватило сил. Посвящение не распространяется на тех, кто предал всех, когда-то деливших с ним кусок хлеба, кров, даривших тепло; кому нет прощения, потому что они перестали быть людьми, превратившись в оборотней. Многие мои бывшие коллеги поймут, к кому это относится.
Книга, которую вы, уважаемый читатель, держите в руках, - художественное произведение, поэтому все, изложенное в ней. - авторский вымысел, а фактура не может быть использована в суде. Любые совпадения с имевшими место реальными событиями - случайны, а расхождения - наоборот, закономерны.
На самом деле все происходило не совсем так, как описано в романе. Возможно, в действительности все было еще страшнее и тяжелее. Может быть, именно поэтому я так долго не мог написать эту книгу.
ПРОЛОГ
Октябрь 1990 года. Рейс Аэрофлота Москва-Триполи
...-Палестинец, хочешь воды? Палестинец! Ты что, спишь? Выпей воды, она вкусная... Тебе бесплатно налью.
Маленький грязный мальчишка с пластиковой пятилитровой канистрой в руке с любопытством смотрел на Андрея. Обнорский огляделся - кроме него и уличного разносчика воды, на крошечном пятачке у Нади Дуббат не было ни души.

Солнце, ветер с песком, мрачная пустая улица, вспыхивающая тысячами отблесков от стреляных автоматных гильз, и внимательные черные глаза мальчишки... Аден... Господи, неужели опять Аден?!

Это ведь все уже было однажды...
Обнорский с трудом оторвал голову от нагретой белой стены, привалившись к которой он полусидел-полулежал.
- Где я?
Мальчишка, будто не слыша вопроса, продолжал тянуть свое:
- Выпей воды, палестинец, она сладкая, мой дедушка привозит ее из волшебного источника Вир аль-Айюн, тайну пути к которому знает он один. Выпей воды, палестинец.
- Я не палестинец... Я русский офицер... Помоги мне встать, мальчик.
Ощущение опасности вдруг затопило Обнорского, он потянулся рукой к лежавшему рядом в нагретой солнцем пыли автомату, но чья-то нога в щегольском высоком офицерском ботинке наступила на ствол...
Андрей поднял глаза - мальчишка исчез, вместо него перед Обнорским стоял майор Мансур, улыбался недобро, сминая в острые морщины коричневую кожу на своем волчьем черепе.
- Товарищ Андрей... Как поживаешь? Здорова ли твоя семья?
Ласково-вежливый тон Мансура плохо вязался с уставившимся Обнорскому в лицо черным зрачком пистолета. Андрей чувствовал, как его тело, закрытое от солнца зеленой палестинской формой, начинает обволакивать липкая испарина страха.
- Ты удивляешь меня, переводчик. Сначала ты казался мне умнее. Зачем ты вмешиваешься в чужие дела? Абду Салих погиб от несчастного случая и собственной неосторожности - зачем ты хочешь оскорбить память покойного подлым подозрением его друзей?

Почему ты надел форму палестинского офицера? Может быть, ты не тот, за кого себя выдаешь? У нас не любят шпионов...
"Сейчас выстрелит, сейчас..." Обнорский, задыхаясь от слабости и ужаса, на мгновение прикрыл глаза, но через секунду сделал над собой усилие и разлепил веки. Мансур исчез.

Вместо него на пустой улице стоял Кука - точно такая же, как у Андрея, палестинская форма красиво облегала его худощавую фигуру. В правой руке Кука держал пистолет.
- Извини, братишка, - служба. - Кука улыбнулся и



Назад