2a9c932b     

Константинов Андрей - Бандитский Петербург 02



БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ - 2
Андрей КОНСТАНТИНОВ
СУДЬЯ
(АДВОКАТ-2)
ЧАСТЬ I
СУДЬЯ
Февральские ночи в Петербурге долгие и темные. Холодный ветер бродит по пустынным улицам надменного города, швыряя в лица случайных прохожих мокрый снег. "В такие ночи хорошо быть дома, лежать на широкой кровати под толстым одеялом, прижимаясь к теплому женскому телу...

А на улицах холодно и страшно. И никого, кроме бандитов и ментов, не встретишь. И еще неизвестно, кто из них страшнее".

Примерно так думалось бывшему завлабу и кандидату наук, а ныне частному извозчику, медленно курсировавшему на стареньком "москвиче" по Васильевскому острову в безнадежных поисках клиента.
На углу Малого и Детской кандидат-извозчик притормозил, чтобы "москвич" не рассыпался на ямах и рытвинах перекрестка. Справа от машины чернело пустыми глазницами выбитых окон бывшее общежитие университета, слева начиналось Смоленское кладбище.

Хоть и был бывший завлаб кандидатом очень материалистических биологических наук, но почувствовал, как суеверный страх вдруг захолодил живот. "Веселенькое место. Тут клиентов точно не будет, кроме душ неупокоившихся", - попытался приободрить себя шуткой извозчик и вдруг оцепенел от ужаса, машинально вдавив педаль тормоза в пол.

Из темноты кладбища скользнула к машине черная тень. Вымазанная землей рука стукнула в стекло.
- Подбросишь, хозяин?
- Не... не... не! - забормотал биолог, судорожно ища ногой педаль газа.
- Ты что, больной? - сказала тень хриплым, но вполне человеческим голосом. - Фильмы ужасов смотреть любишь?
- Раньше любил, пока видак не продали. Жрать-то что-то надо. Спасибо родной демократической власти.

Сам дурак, ее же и выбрал, - извозчика, видимо, от пережитых волнений разобрал словесный понос. - Куда ехать-то?
Человек с кладбища уже по-хозяйски усаживался на переднее сиденье. Биолог хотел было робко возмутиться, но странный пассажир вдруг выудил из кармана смятую двадцатидолларовую бумажку и положил ее перед водителем.
- Езжай пока в центр, там определимся. - Человек устало закрыл глаза и попытался откинуться в кресле.
Вывалянного в грязи человека звали Сергеем Челищевым, и еще полгода назад он работал следователем в прокуратуре. "Неужели уже полгода прошло?" Сергей нашарил в кармане куртки сигареты, зажигалку и закурил, не спрашивая разрешения у водителя. Как ни странно, печка в раздолбанном "москвиче" работала на совесть, и Челищев почувствовал, как приятное тепло разливается по замерзшему телу. После зимней холодной грязи котлована в салоне старенькой машины было даже уютно.
"Да, веселые дела, что делать-то будем, дядя Сережа?" - спросил себя Челищев и открыл глаза. "Москвич" выезжал на пустынный Невский.
- Центр, - намекнул водитель, опасливо косясь на пассажира. - Куда дальше поедем?
- Подожди, браток, дай подумать, - ответил Челищев, закуривая новую сигарету. Пальцы начали дрожать в похмельном колотуне. Дрожь эта, с одной стороны, мешала сосредоточиться, а с другой - заставляла соображать быстрее.

По опыту Сергей знал, что через несколько минут похмелье заявит о себе во весь голос, и тогда станет по настоящему плохо.
"Домой я не поеду. Не могу, не сейчас. К Катерине?.. Тоже не могу, не выдержу, дел наворочу...

Помнится, Доктор передал, что Антибиотик мне три дня сроку дал, чтоб появиться... Отлежаться надо, оклематься, в себя прийти... Где бы упасть? Дожил - никого вокруг...

Федосеич! Как же я сразу-то..."
- В Лугу поедем, - повернулся Челищев к притихшему извозчику.
- Куда?! Нет, это уже без меня... - начал был



Назад