2a9c932b     

Константинов Андрей - Бандитский Петербург 01



БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ - 1
Андрей КОНСТАНТИНОВ
АДВОКАТ
(АДВОКАТ – 1)
От автора
История создания романа "Адвокат" необычна. Я, собственно, не собирался писать художественное произведение. Но в конце 1993 года пришел ко мне в редакцию известный режиссер Валерий Огородников, который неожиданно буквально потребовал, чтобы я написал для него сценарий фильма-драмы о жизни современных бандитов.

Я долго отнекивался, но Валерий оказался настойчивым человеком с хваткой бульдога. Сценарии я писать не умею, поэтому у меня стало выходить из-под пера что-то вроде романа...

На самом деле, видимо, у меня в душе давно зрело желание реализовать хотя бы частично ту оперативную информацию, которую я приобрел в ходе различных журналистских расследований и использовать которую в публицистике не было возможности по вполне понятным причинам: ходить по судам не хотелось. А соблазн был велик...

Поэтому я стал писать художественную прозу. В работе над "Адвокатом" мне оказал неоценимую помощь уникальный человек, ставший живой легендой как для правоохранительных органов Петербурга, так и для криминальных кругов.

По ряду причин этот человек выбрал себе псевдоним Сафронов. Без постоянных и детальных консультаций с ним книга вряд ли была бы написана.
В "Адвокате", наверное, многие увидят узнаваемых персонажей, знакомые комбинации...
Есть в этой книге и кусочки моей биографии, и биографии близких мне людей. И все-таки прошу не забывать, что это - художественное произведение, где все образы - собирательные, события - вымышленные, а изложенная фактура не может быть использована в суде.
Я благодарен всем экспертам, помогавшим мне в работе над "Адвокатом". Я помню всех - и живых, и мертвых, и тех, кто сегодня продолжает занимать свои посты, и тех, кто оказался в зоне. Не буду никого называть отдельно, но я никого и ничего не забыл.
Очень хочется верить, что наша работа найдет своего читателя.
Июнь 1995 года
ПРОЛОГ
На Смоленском кладбище, что на Васильевском острове Петербурга, который в описываемое время назывался еще Ленинградом, был тихо и сумрачно. На упавшей могильной стеле с полустертой дореволюционной надписью сидели два парня в костюмах и при галстуках. Между ними стояла бутылка "Русской", уже ополовиненная, украденный из автомата с газированной водой граненый стакан, открытая бутылка "пепси-колы" и развернутый плавленый сырок "Дружба".
- Ну что, Серега, - сказал светло-русый, набулькивая водкой стакан до половины, - помянем рабу Божью Катерину...
- Перестань, - черноголовый говорил запинаясь, через силу выдавливая сквозь зубы слова. - Нельзя так о живом человеке... Нельзя, Олежка... В конце концов, она...
- Нашла себе конец, - с горечью перебил его Олег и выпил водку одним махом. Запив ее "пепси", он налил стакан Сергею. Тот взял его и, повертев, подождав немного, сказал без улыбки, с какой-то болью и усталостью в голосе:
- Дай Бог ей всего... Да и нам тоже.
И выпил, не морщась.
Они молча посидели, подождали, пока водка "дойдет", потом закурили "Родопи", которые Сергей вытащил из кармана пиджака.
- А для меня она все равно что умерла, - сказал Олег, докуривая сигарету до фильтра и отшвыривая окурок вглубь, к заброшенным могилам.
Сергей молчал, уткнув лицо в подтянутые к груди колени.
- Дело не в том, что она решила выйти замуж, - продолжал Олег. - Дело в другом, я просто сформулировать это не могу...
- Хватит, Олег, - перебил его Сергей, вставая. - Лучше баб могут быть только бабы... Пошли в общагу. К "психологиням". Заодно и нажремся в приличны



Назад