2a9c932b     

Константинов Андрей - Агентство Золотая Пуля 3-07



АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ
ДЕЛО ОБ ОТРАВЛЕНИИ В БУФЕТЕ
АГЕНТСТВО "ЗОЛОТАЯ ПУЛЯ" — 3 – 7
Аннотация
«Золотая пуля». Так называют в городе агентство, в котором работают журналистыинвестигейторы (или, в переводе на русский — «расследователи»).

Возглавляет это вымышленное агентство Андрей Обнорский — герой романов Андрея Константинова и снятого по этим романам телесериала «Бандитский Петербург». В «Золотой пуле»3 вы встретитесь не только с Обнорским, но и с его соратникамижурналистами: Николаем Повзло, Зурабом Гвичия, Светланой Завгородней, Нонной Железняк, Георгием Зудинцевым и другими.

Все они попадают порой в опасные, а порой и комичные ситуации. Каждый из героев рассказывает свою историю от первого лица.
Рассказывает Алексей Скрипка
"Скрипка А. Л., 1970 г.р., заместитель директора Агентства по административнохозяйственной части, убежден, что обладает врожденными талантами не только в области коммерции, но и в сфере расследовательской журналистики.
Известен своими беспорядочными связями с представительницами противоположного пола. В последнее время безуспешно пытается прекратить служебный роман с сотрудницей Агентства Горностаевой В. И.".
Из служебной характеристики
Я сразу понял, что день будет плохим. Так оно и вышло. День оказался мерзопакостным.
Утром по коридорам Агентства бродила толпа незнакомых мне людей.
«Стажеры!» — ужаснулся я, вспомнив, что именно сегодня ожидался большой заезд собиравшихся постажироваться в «Золотой пуле» журналистов. Обнорский, объездивший уже почти всю страну со своими лекциями о том, что такое настоящий расследователь, что он ест, с кем спит и как работает, всегда в конце семинаров приглашал слушателей — а особенно слушательниц — приезжать в Петербург посмотреть на то, как устроена жизнь в Агентстве. Вот они и приезжали.
Нам с Повзло с трудом удавалось направить этот поток в болееменее организованное русло. Сегодня по плану должны были приехать шестеро стажеров — помоему, из Хакасии, Удмуртии, Магадана и Эстонии.
— А где Повзло? — спросил я у секретаря Обнорского.
— Болен. Сегодня не появится.
Это была очень несвоевременная болезнь. Поскольку именно Повзло и должен был заниматься стажерами — по крайней мере распределить их по отделам.
Впрочем, я решил эту проблему за пять минут. Двоих отправил к Спозараннику.
Двоих — к Соболину в репортерский отдел. Одному велел дожидаться Агееву.
Только с последним стажером возникла заминка. Он решительно не хотел говорить порусски.
— Вы кто? — спросил я молодого человека (правда, определить, молодой это мужчина или молодая женщина я с первого взгляда не смог, ну да какая, в конце концов, разница, подумал я).
— Тере, — ответил он.
— Значит, ты — Тере, а я — Леша. Насколько я понимаю, ты из Таллина. И как там у вас?
— Кюльм.
— Это хорошо, что у вас кюльм. Вот моему приятелю недавно подарили собаку — какойто жутко редкой китайской породы. С родословной, все честь по чести. И в этой родословной уже было написано имя собачки — чтото типа твоего кюльма, только в три раза длиннее.

Так вот он это слово выговорить не мог.
И звал собачку то ли хунвейбином, то ли хуйвенбином. В общем, тоже не порусски, но приятелю моему почемуто нравится.

Его, правда, один раз пытались в милицию забрать за оскорбление общественной нравственности, но милиционеры оказались ребята лингвистически подкованные, водки с ним выпили и домой отпустили. Вот у тебя в Эстонии как собак называют?
Стажер не ответил. То ли своим рассказом я задел какието струны его души, то ли он дейс



Назад