2a9c932b     

Константинов Андрей - Агентство Золотая Пуля 2-02



АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ
ДЕЛО О ЖЕНЩИНЕВАМП
АГЕНТСТВО "ЗОЛОТАЯ ПУЛЯ" — 2 – 2
Аннотация
Верить «Золотой пуле» в каждом конкретном случае необязательно, но к атмосфере, излучаемой и воссоздаваемой журналистами, переквалифицировавшимися в писателей, надо отнестись с доверием. Именно этим воздухом мы, к сожалению, и дышим.
Рассказывает Алексей Скрипка
Скрипка Алексей Львович, 30 лет, русский, заместитель директора агентства по административнохозяйственной части.
Высоко оценивает свои коммерческие и журналистские способности. Требователен к соблюдению сотрудниками агентства правил внутреннего распорядка.
Семейное положение — холост.
…Коммуникабелен. Насколько достоверны рассказываемые им истории — не выяснялось.
…Любвеобилен. Точное количество связей не установлено. По имеющейся информации, в последнее время поддерживает тесные отношения с сотрудницей агентства Горностаевой В. И.
Из служебной характеристики
1
— Они говорят, что, если денег не будет, они меня посадят или убьют.
— А вы любите острую говядину с карри и жареным рисом? — прервал ее я.
Женщина, сидевшая на стуле напротив меня, уже пять минут рассказывала историю своих отношений с милицией. Пора было переходить к делу.
* * *
Она пришла в агентство в десять утра и сказала, что хочет поговорить с Обнорским.
Обнорского не было. Он уехал читать лекции в Ставропольский край — в станицу то ли Социалистическую, то ли Коммунистическую. С собой он забрал не только своего заместителя Повзло, главного нашего детектива Спозаранника и юриста Лукошкину, но даже буфетчицу тетю Таню.
С некоторых пор Обнорский стал разъезжать по стране со своими лекциями о теории и практике независимого расследования. Это чемто напоминало мне походы в народ членов «Земли и воли» и двадцатипятитысячников.

Впрочем, эти поездки в провинцию нам были не в убыток, их финансировал один западный гуманитарный фонд, руководители которого, видимо, считали, что единственное, чего не хватает российскому народу — это умения заниматься самостоятельными расследованиями. Впрочем, чаяния народа они угадали — провинциальный люд лекции Обнорского слушал с большим удовольствием.
С лекций Обнорский обычно приезжал уставший, говорил, как это тяжело — без домашнего уюта, женской ласки и любимой «нивы» нести свет просвещения в глубинку. Поэтому в этот раз кроме юриста Лукошкиной, которая, наверное, олицетворяла в глазах Обнорского женскую ласку, с ним на Ставрополье отправилась наша буфетчицаповариха Татьяна Петровна, Видимо, она должна была обеспечить домашний уют. Может быть, Спозаранник заменял Обнорскому «ниву»?
Я не участвовал в просветительской деятельности Обнорского по двум причинам. Вопервых, однажды я все же имел честь оказаться в команде лекторов имени Обнорского и, можно сказать, не оправдал надежд.
Мне было поручено прочитать лекцию на тему: «Специфика независимого журналистского расследования в сфере мясного и молочного животноводства». Тогда Обнорским владела идея приближения расследования к нуждам населения, а поскольку мы прибыли на Вологодчину, где вроде бы — если верить оберткам от масла — водились коровы, он и поручил мне подготовить доклад на эту животрепещущую тему. Однако я этой лекции не подготовил — то ли времени не хватило, то ли материала не нашел — не помню.
И прочел слушателям не менее интересный доклад. Я его озаглавил так: «Специфика проведения независимого внутреннего расследования».
Раскрывая тему, я рассказал, что очень часто даже в самых дружных и сплоченных коллективах пропадают



Назад