2a9c932b     

Кони А Ф - Воспоминания О Деле Веры Засулич



А. Ф. Кони
ВОСПОМИНАНИЯ О ДЕЛЕ ВЕРЫ ЗАСУЛИЧ
Воспоминания о деле Веры Засулич публикуются по рукописи А. Ф. Кони. В
рукописи отсутствует глава, освещающая ход судебного процесса (отдел III). А.
Ф. Кони считал необходимым написать такую главу, но ему не удалось это
осуществить. Чтобы восполнить указанный пробел, в отделе III помещено "Резюме
председателя А. Ф. Кони", а в приложениях дан ряд документов, относящихся к
судебному процессу по делу. В. Засулич, в частности, речь обвинителя (товарища
прокурора К. И. Кесселя), речь защитника (присяжного поверенного П. А.
Александрова) и др.
ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ
Шестого декабря 1876 г., прилегши отдохнуть перед обедом у себя в
кабинете, в доме министерства юстиции, на Малой Садовой, я был вскоре разбужен
горько-удушливым запахом дыма и величайшей суматохой, поднявшейся по всему
огромному генерал-прокурорскому дому. Оказалось, что в канцелярии от
неизвестной причины (день был воскресный) загорелись шкафы, и пламя проникло в
верхний этаж. Горел пол в кабинете помощника правителя канцелярии Корфа20 и
начинал прогорать и у меня, в обширной пустой комнате, которая называлась у
моего предместника по должности вице-директора А. А. Сабурова21 "детской".
На внутренней лестнице толпились испуганные чиновники, курьеры; вскоре
показались во всех углах пожарные, пришел встревоженный министр, граф Пален22,
мелькнула фигура градоначальника Трепова. Опасность была устранена очень
быстро. Пожарные действовали мастерски и Пален, в порыве великодушия, на
казенный счет велел им выдать 1000 рублей серебром в счет скудных остатков по
министерству юстиции за сметный год. Из этой же суммы было почерпнуто и
пособие тоже в одну или полторы тысячи на поправление сгоревшего кабинета
барона Корфа, хотя и до и после пожара кабинет неизменно состоял из двух-трех
старых столов, дрянной сборной мебели и бесчисленного количества папиросных
мундштучков всех форм и величин. Еще не утихли беготня и беспорядок в моих
комнатах и на прилегающих лестницах, еще у меня в кухне старались привести в
чувство захлебнувшегося дымом пожарного, как Пален прислал за мною, прося
прибыть немедленно.
Я застал у него в кабинете: Трепова, прокурора палаты Фукса23, товарища
прокурора Поскочина24 и товарища министра Фриша25. Последний оживленно
рассказывал, что, проходя час назад по Невскому, он был свидетелем
демонстрации у Казанского собора, произведенной группой молодежи
"нигилистического пошиба", которая была прекращена вмешательством полиции,
принявшейся бить демонстрирующих... Ввиду несомненной важности такого факта в
столице, среди бела дня, он поспешил в министерство и застал там пожар и
Трепова, подтвердившего, что кучка молодых людей бесчинствовала и носила на
руках какого-то мальчика, который помахивал знаменем с надписью: "Земля и
воля". При этом Трепов рассказал, что все они арестованы, - один
сопротивлявшийся был связан, - и некоторые, вероятно, были вооружены, так как
на земле был найден револьвер. То же повторили Фукс и Поскочин, приступившие
уже к политическому дознанию по закону 19 мая 1871 г.
Пален после обычных "охов" и "ахов", то заявляя, что надо зачем-то ехать
тотчас же к государю, то снова интересуясь подробностями, спросил, наконец,
Фриша и меня, как мы думаем, что следует предпринять? Вопрос был серьезный.
Министр был в нерешительности и подавлен непривычностью происшедшего события,
а Трепов, который, конечно, в тот же день и, во всяком случае, не позже утра
следующего дня стал бы доклад



Назад