2a9c932b     

Кони А Ф - По Делу Об Утоплении Крестьянки Емельяновой Ее Мужем



Анатолий Федорович Кони
ПО ДЕЛУ ОБ УТОПЛЕНИИ
КРЕСТЬЯНКИ ЕМЕЛЬЯНОВОЙ ЕЕ МУЖЕМ
СУДЕБНЫЕ ДЕЛА
Господа судьи, господа присяжные заседатели! Вашему рассмотрению
подлежат самые разнообразные по своей внутренней обстановке дела, где
свидетельские показания дышат таким здравым смыслом, проникнуты такою
искренностью и правдивостью и нередко отличаются такою образностью, что
задача судебной власти становится очень легка. Остается сгруппировать все
эти свидетельские показания, и тогда они сами собою составят картину,
которая в вашем уме создаст известное определенное представление о деле.
Но бывают дела другого рода, где свидетельские показания имеют совершенно
иной характер, где они сбивчивы, неясны, туманны, где свидетели о многом
умалчивают, многое боятся сказать, являя перед вами пример уклончивого
недоговариванья и далеко не полной искренности. Я не ошибусь, сказав, что
настоящее дело принадлежит к последнему разряду, но не ошибусь также,
прибавив, что это не должно останавливать вас, судей, в строго
беспристрастном и особенно внимательном отношении к каждой подробности в
нем. Если в нем много наносных элементов, если оно несколько затемнено
неискренностью и отсутствием полной ясности в показаниях свидетелей, если
в нем представляются некоторые противоречия, то тем выше задача обнаружить
истину, тем более усилий ума, совести и внимания следует употребить для
узнания правды. Задача становится труднее, но не делается неразрешимою.
Я не стану напоминать вам обстоятельства настоящего дела; они слишком
несложны для того, чтобы повторять их в подробности. Мы знаем, что молодой
банщик женился, поколотил студента и был посажен под арест. На другой день
после этого нашли его жену в речке Ждановке. Проницательный помощник
пристава усмотрел в смерти ее самоубийство с горя по мужу, и тело было
предано земле, а дело - воле божьей. Этим, казалось бы, все и должно было
кончиться, но в околотке пошел говор об утопленнице.
Говор этот группировался около Аграфены Суриной, она была его узлом,
так как она будто бы проговорилась, что Лукерья не утопилась, а утоплена
мужем. Поэтому показание ее имеет главное и существенное в деле значение.
Я готов сказать, что оно имеет, к сожалению, такое значение, потому что
было бы странно скрывать от себя и недостойно умалчивать перед вами, что
личность ее не производит симпатичного впечатления и что даже вне
обстоятельств этого дела, сама по себе, она едва ли привлекла бы к себе
наше сочувствие. Но я думаю, что это свойство ее личности нисколько не
изменяет существа ее показания. Если мы на время забудем о том, как она
показывает, не договаривая, умалчивая, труся или скороговоркою, в
неопределенных выражениях высказывая то, что она считает необходимым
рассказать, то мы найдем, что из показания ее можно извлечь нечто
существенное, в чем должна заключаться своя доля истины. Притом показание
ее имеет особое значение в деле: им завершаются все предшествовавшие
гибели Лукерьи события, им объясняются и все последующие, оно есть,
наконец, единственное показание очевидца. Прежде всего возникает вопрос:
достоверно ли оно? Если мы будем определять достоверность показания тем,
как человек говорит, как он держит себя на суде, то очень часто примем
показания вполне достоверные за ложные и, наоборот, примем оболочку
показания за его сущность, за его сердцевину.
Поэтому надо оценивать показание по его внутреннему достоинству. Если
оно дано непринужденно, без постороннего давления, если оно



Назад